» » В Якутии коронавирусом заразилось 76 медиков

В Якутии коронавирусом заразилось 76 медиков

В Якутии коронавирусом заразилось 76 медиков
Новости / События
Яндекс Дзен
Фото: Reuters
11:01, 22 май 2020
0
В республике началось повальное заражение медиков коронавирусом. Те, кто спасал больных с самого начала пандемии, сейчас сами поступают на больничную койку. Причем обнародовать эти данные не спешит ни оперштаб, ни Минздрав. Только на этой неделе нам удалось узнать общее количество зараженных сотрудников медицинских учреждений — 76 человек! И в том, что заражаются медики, нет ничего удивительного. Удивительно, что среди них вообще еще есть здоровые. Рассмотрим на примере одного «ничейного» обсерватора.

Новый очаг

Кроме как вопиющей халатностью ситуацию с распространением коронавируса в стенах обсерватора на Халтурина, 14/4 нельзя назвать. COVID-19, по сведениям Роспотребнадзора, выявлен у 35-ти человек, из них шесть медиков, 15 — персонал, 14 — проживающих. Еще 20 человек числятся пока как «контактные», но у многих есть все признаки коронавируса: кашель, слабость, температура. 

Обсерватор на базе общежития Якутского индустриально-педагогического колледжа был открыт 21 апреля. Он рассчитан на 250 человек и считается одним из самых крупных. Доставляли туда тех, кто прилетал из разных регионов, из-за границы и не мог самоизолироваться дома, контактных. У людей брали анализы и, если выявлялся больной, отправляли в инфекционную больницу. Впрочем, все как в обычных обсерваторах. 


В понедельник, 18 мая, по всем соцсетям распространилось коллективное обращение работников обсерватора. Доведенные до отчаяния люди пожаловались на ужасную организацию и отсутствие средств индивидуальной защиты. Медики работали в поношенных рваных костюмах и обычных масках. 

КОЛЛЕКТИВНОЕ ОБРАЩЕНИЕ РАБОТНИКОВ ОБСЕРВАТОРА

Стилистика и орфография сохранены

Работники жили, якобы в «чистой зоне» в 4 подъезде, а людей, прилетевших с других населенных пунктов заселяли в остальные 2-3 подъезда и получается нас разделял «санпропускник». Он был обвешен простым полиэтиленом.

Врачи, раздатчики еды и др. переодевались в свои «спецкостюмы», затем проходили через этот переход и шли на 2-3 подъезд. При возвращении снимали свои «спецкостюмы» в баки с 0,06 % МедиХлора, оставшись босыми, шли к душу, руками отодвигая этот полиэтилен, к которому до этого дотрагивались грязным обмундированием.

Принимали душ с использованием простых «дешевых» шампуней, выходили, якобы «чистые» и снова отодвигали телом или руками этот пакет к которому ранее притрагивались. Затем шли в «безопасную» зону.

Хотелось бы направить свет еще на «рыболовные» костюмы, которыми нас обеспечила администрация обсерватора. Костюмы дырявые, их стирают по-несколько раз в машинке и заново носят, притом в влажном виде, иначе не успевали высыхать, а медперсонал вообще в марлевых комбинезонах работали.

Вместо респираторов давали одноразовые медицинские маски в которых шли дезинфицировать помещения, защитные очки были сломанными, перчатки с истёкшим сроком годности. Белье положительных клали в черный мусорный пакет и на балкон, про антисептики и говорить не хочется, их не было, следовательно обсервируемым не выдавали элементарно даже масок. 

Что мы получили, какой итог можно вывести? Большая часть сотрудников заражена, некоторые находятся в тяжелом состоянии.

17 мая сменился персонал обсерватора, так как работать там больше, по сути, было некому. Многие заболели. Работников при этом запугали, чтобы молчали и не «выносили сор из избы».

Нам удалось связаться с ними, разумеется, на условиях анонимности. У Елены двусторонняя пневмония. Очень сильный кашель. И это всего за две недели работы в обсерваторе. 

Елена, медицинский работник:— Нас позвали на подмогу. С 1 мая приступили к работе. Видимо, уже тогда, как мы подозреваем, в обсерваторе были больные коронавирусом.

Средства индивидуальной защиты, которые нам выдали, были дешевые и при этом еще и дырявые. Мы ходили в обыкновенных костюмах из плащевого материала, изнутри надевали одноразовые белые комбинезоны, которые несколько раз перестирывали. Конечно, сильно дырявые сразу выбрасывали.

Оставшиеся костюмы не успевали высохнуть, приходилось иногда надевать их влажными. Перчатки выдали нам со сроком годности до 2013 года.

Дырявые защитные очки заматывали скотчем. Респираторов не было в помине. Маски были простые одноразовые медицинские и то быстро заканчивались. Потом выдали уже самодельные. Несколько раз стирали и носили даже такие. 

— А вы не просили выдать вам противочумные костюмы и респираторы?

— Мы постоянно требовали костюмы. К кому только не обращались. Каждый раз нам обещали «завтра», «послезавтра». Но в итоге так всё и осталось. Просили антисептики у руководства ЯИПК. Наконец нам их выдали, и то всего несколько штук. Даже «хозяева» обсерватора не знали, что такое спрей-антисептик. 

— Сколько всего заболело медиков?

— У нас было три врача и шесть медсестер. У двух врачей и четырех медсестер положительные анализы. У тех, у кого отрицательные, есть все симптомы. Вкуса и запаха еды не ощущаем, у некоторых кашель.

У меня, например, пневмония, сильная слабость. Кроме этого, несколько положительных анализов у волонтеров. Больше десяти человек есть точно. Они были санитарами-дезинфекторами. Занимались уборкой, дезинфекцией и раздачей пищи. Говорят, когда пришел новый состав медиков, наконец-то поменяли всем средства индивидуальной защиты. Привезли нормальные костюмы. 

— Среди постояльцев обсерватора много больных выявляли?

— Наш обсерватор самый большой по городу, на 250 коек. Нам говорили, что он слишком большой. Минимум должно быть до 150 человек. Мы почти каждый день выявляли по пять-шесть положительных с COVID-19. Брали мазок на анализы ежедневно. Это прилетевшие из Москвы, Питера, Краснодарского края, Испании, Китая и так далее. 

— А как дезинфекция помещений у вас проводилась?

— Сомневаюсь, что тщательно. Обидно еще, что нам, как медицинским работникам обсерватора, не полагаются федеральные выплаты. Только региональные. Хотя мы как раз напрямую общаемся с коронавирусными больными, которые в наши дырявые маски нам постоянно кашляли.

И кто сейчас ответит за мои легкие? За моих детей, которых я еще долго не увижу? Кто ответит за наше утерянное здоровье? После того как они поняли, что их беспечность и безответственное отношение привели к вспышке, когда заболел почти весь коллектив, поменяли состав и купили средства защиты.

Считаем, что именно халатное отношение привело к вспышке инфекции. Это нарушение, за которое они должны понести ответственность. 

Мария, волонтер-медик из того же обсерватора:— 22 апреля мы заключили договор, в котором было два пункта. В первом указано, что мы ежемесячно получаем 25 тысяч рублей за работу. Во втором пункте указано, что нам полагается дополнительно 20 тысяч от республики.

Когда подписывали договор, нам объяснили, что эти деньги будут идти от Министерства здравоохранения за факт работы с коронавирусными больными.

Но сейчас узнаем, что министерство отказало в этих выплатах. Бухгалтер сообщила, что будут выплачивать «из своего кармана». 

— «Из своего кармана» — это откуда?

— Администрация обсерватора будет производить выплаты. Хотя везде пишут и говорят, что президент страны Владимир Путин объявил: за факт работы с коронавирусными больными медицинским работникам полагаются доплаты. А мы все студенты медучреждений. У нас имеются сертификаты о том, что мы являемся младшим медперсоналом. Но в итоге нам никакие выплаты, оказывается, не положены. 

— Вам тоже не выдавали противочумных костюмов?

— У нас были самые обычные рыбацкие костюмы, в которых обычно мужчины на рыбалку выезжают. Вот точно такими же костюмами обеспечили. Эти костюмы мы целый месяц использовали. Все друг у друга брали.

После использования складывали в бочку с хлором, после чего их стирали в обычной стиральной машинке. Респираторы были у нас только в первый день нашей работы, потом они закончились. Мы требовали нормальную защиту. Но нам ответили, что в республике нигде нет костюмов. Мол, мы бегаем и ищем. Нам обещали каждый день: «вот скоро купим», «скоро привезем». Так ничего и не привезли. 

Министр здравоохранения республики Елена Борисова на выездной проверке работы лечебных учреждений. Фото: news.ykt.ru

— Среди волонтеров много больных выявили?

— Если смотреть в общем, по списку, из 47 работников обсерватора (это врачи, медсестры, волонтеры, другой персонал) у 30-ти — положительные анализы (у Роспотребнадзора тем временем другие данные. — Н. С.).

Данные передаются в обезличенном виде, не содержат ФИО, без указания номера квартиры и подъезда. 

По адресу: улица Жорницкого, д. 19 поясняем, что гражданин прибыл в республику из другого региона РФ, где он зарегистрирован и жителем которого является.

По приезде в аэропорт Якутска ему было вручено постановление главного государственного санитарного врача республики о самоизоляции по вышеуказанному адресу в связи с тем, что ему была предоставлена отдельная квартира его друга. Несколькими днями позже он был госпитализирован оттуда в инфекционное отделение. Соответственно, этот адрес был передан для отображения на карте. 

— Как и где чаще всего заражаются люди? Сейчас, наверное, уже меньше стало завозных случаев.

— Да, действительно, в настоящее время завозных случаев стало меньше. В последнее время все очаги связаны с внутренним распространением среди членов семьи, родственников, друзей, коллег по работе. 

— Из общего количества заболевших имеются ли среди них волонтеры, продавцы, медицинские работники? Сколько их? Кого больше из числа заболевших — мужчин или женщин? 

— Среди заболевших есть единичные случаи заболевания волонтеров, продавцов. Медицинские работники входят в группу риска по инфицированию, поскольку они по роду своей деятельности находятся на переднем фланге при борьбе с новой коронавирусной инфекцией.

На сегодня известно о 76-ти случаях заболевания работников медицинских учреждений. 60% заболевших — мужчины, 40% — женщины. 

— Нагрузка на лаборатории заметно увеличилась. Будет ли увеличено их количество?

— Исследования на COVID-19 выполняются лабораториями Роспотребнадзора — вирусологической и особо опасных инфекций — и лабораториями лечебных учреждений республики в Якутске: РБ № 3, СПИД-центр, Якутская республиканская клиническая больница, Якутский республиканский онкологический диспансер. Есть в Нерюнгринском, Алданском, Мирнинском, Ленском, Мегино-Кангаласском районах.

Ежедневно проводится более двух тысяч исследований, например, за последние дни: 17 мая проведено 2082 исследования, 18 мая — 3057.

Всего на определение коронавируса выполнено более 81 тысячи исследований. По показателю охвата тестированием, рассчитанному в среднем по РФ не менее 151-го на 100 тысяч населения, в республике на 19 мая такой показатель составляет более 230. 


Елена Борисова министр здравоохранения республики Саха (Якутия)
— В СМИ прошла информация, что надо различать тех, кто болен, и тех, кто с положительным диагнозом. Означает ли это, что ведется две статистики?

— Статистический учет по застрахованному населению Якутии не подразумевает такого деления. Ведется учет граждан с положительным результатом лабораторных исследований на COVID-19. Но среди них четко выделяются группы с бессимптомным течением болезни, с клиническим проявлением ОРВИ, внебольничной пневмонии.

— Делают ли тест на коронавирус всем умершим в период пандемии?

— Лабораторный анализ на коронавирус делают всем умершим от внебольничной пневмонии, а также в случае, если у усопшего имелся соответствующий эпидемиологический анамнез: контакт с больным, посещал очаги инфекции и так далее.

— Почему медиков заставляют подписывать бумагу о неразглашении информации, связанной с коронавирусом?

— Медиков не заставляют подписывать бумагу о неразглашении информации, связанной с коронавирусом. Они подписывают документы, связанные с соблюдением техники безопасности по работе с новой коронавирусной инфекцией.

Надежда Сивцева, «Якутск вечерний»

Материал подготовлен в рамках объединения журналистов «Синдикат-100»    
Ctrl
Enter
Заметили ошЫбку
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить (0)